Интернет-портал интеллектуальной молодёжи
Главная     сегодня: 28 мая 2017 г., воскресенье     шрифт: Аа Аа Аа     сделать стартовой     добавить в избранное
Новости Мероприятия Персоны Партнеры Ссылки Авторы
Дискуссии Гранты и конкурсы Опросы Справка Форум Участники


 



Опросов не найдено.




Все права защищены и охраняются законом.

Портал поддерживается Общероссийской общественной организацией "Российский союз молодых ученых".

При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на http://ipim.ru обязательна!

Все замечания и пожелания по работе портала, а также предложения о сотрудничестве направляйте на info@ipim.ru.

© Интернет-портал интеллектуальной молодёжи, 2005-2017.


Реклама:


  Персоны « вернуться к списку версия для печати

Рац Александр Алексеевич
Руководитель территориального управления Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами по Московской области

"Мы обязаны обеспечить поддержку любому бизнесу, любой компании, деятельность которой укладывается в рамки закона "Об особых экономических зонах""

14 сентября 2007

Рац Александр Алексеевич, Руководитель территориального управления Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами по Московской области, фото с сайта opticcom.ru
Рац Александр Алексеевич, Руководитель территориального управления Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами по Московской области, фото с сайта opticcom.ru
Александр Алексеевич, последнее время от различных государственных чиновников можно услышать утверждение, что особые экономические зоны станут эффективным инструментом развития российской экономики и повышения ее конкурентоспособности. Насколько можно верить этим оптимистичным прогнозам?

Ну почему чиновников? Это же модель, которая работает во всем мире! Наступили времена, когда не только чиновники могут ездить по миру. И если вы попадете в развитую страну, то увидите там научные городки и мощные технопарки. Но знаете, что досадно – это тот факт, что именно наша страна была родоначальником подобного вида деятельности, первой пришла к идее создания региональных центров или точек развития науки и технологии. И Дубна – яркий тому пример. К середине XX века в СССР поняли, что такие научные города очень эффективны, ведь до этого научные исследования, по сути, велись только крупными столичными коллективами. В особые поселения ученые и инженеры привлекались хорошими условиями труда и социальной защищенностью. Политика была такая, чтобы людей туда тянуть из других мест. Лучше всех с этими задачами, насколько я помню, справлялось Министерство среднего машиностроения. Можете посмотреть на Дубну или Протвино – вот примеры моих слов.

После нас подобные проекты уже стали реализовывать другие страны. Например, появились японские технополисы. Конечно, не все проекты были успешными, но в целом Япония сделал громадный технический рывок. Не буду подробно рассказывать и про Силиконовую Долину. В Европе можно вспомнить немало таких мест, где технопарки состоялись. Компаниям не везде предоставляли налоговые льготы, не этот фактор развития являлся ключевым. Существуют примеры успешных технопарков, где налоговые льготы вообще не предоставлялись, есть и немало обратных примеров. Ключевым являлось благожелательное сотрудничество бизнеса и всех уровней государственной власти, муниципальных властей. Неслучайно в основном для технопарков выбирались, пусть несильно развитые, но все-таки научные центры. Я знаю только один пример во Франции, когда сильный технопарк появился на "пустом" месте, но там это стало возможным благодаря серьезному государственному заказу. Обычно технопарки организуются вокруг университетов. Например, "ядром" Силиконовой Долины является Стенфордский университет.

Поэтому не следует говорить, что чиновники что-то там придумали. Это придумали наши отцы и деды, а весь мир повторил идею лучше нас.

Вы возглавляете территориальное управление Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами по Московской области. Что входит в сферу ответственности Вашего управления, какие задачи оно решает?

Управление создано для руководства особыми экономическими зонами. По закону есть множество полномочий, которыми обладает Управление: это и функции государственного заказчика по строительству объектов (заключение договоров совместно с госзаказчиком), создание режима одного окна (снятие административных барьеров), что, на мой взгляд, даже важнее, чем налоговые льготы. Ликвидация бюрократических проволочек, порою, приносит больший позитивный эффект, чем освобождение от налогов. На первом этапе – контроль над тем, чтобы бизнес, открывающийся в особой экономической зоне, имел более благоприятные условия при получении государственных услуг: это предоставление земельных участков, разрешения на строительство, согласование проектно-сметной документации, проведение экспертиз и др. В дальнейшем, на следующих этапах, необходимо обеспечить бизнесу государственную поддержку там, где действительно необходимо. Это касается новых проектов, новообразованного бизнеса. Государственная поддержка должна быть постоянной, вплоть до софинансирования. Поддержка будет осуществляться и через существующие механизмы, и через вновь создаваемые, через венчурные фонды и центры коллективного пользования, которые будут создаваться вместе с бизнесом. Мы ни в коем случае не должны действовать отдельно от бизнеса. Но не все от нас зависит.

Очень важно, чтобы был прописан в законодательстве и, что особенно важно, реализован в жизни государственный протекционизм (не за деньги, не за взятки) относительно отечественных научных компаний, как это практикуется во всех развитых странах. У нас до последнего времени почему-то считалось так: "само вырастет". США, например, считают позиции своих IT-компаний слабыми и оказывают им регулярную поддержку в развитии. У нас, по-видимому, раньше власти были убеждены: высокие технологии развиты так, что дальше некуда и уже все нормально.

Есть и другие функции: если в механизме реализации проекта особой экономической зоны возникают сбои, если где-то отсутствует понимание и нет согласованности действий, "само не делается", там нам приходится работать, решать вопросы.

Какова ситуация с особыми экономическими зонами в России в настоящее время, какие достигнутые с их помощью результаты можно отметить?

Про все Россию я не уполномочен говорить. Но думаю, что говорить о результатах еще рано. Не нужно поступать, как в бородатом анекдоте и выкапывать картошку на следующий день после посадки. "Картошку" надо еще вырастить. Развитые страны тоже через это проходили.

Прошло около двух лет с выхода соответствующего постановления Правительства. Основную часть этого времени решались общие вопросы – вопросы проектирования. Большая часть этого времени ушла на подготовку документов, проектов, выработку деталей, создание нормативной базы. У нас в Дубне раньше чем в других технико-внедренческих зонах удалось развернуть строительство инфраструктуры, а недавно на Левобережном участке был принят в эксплуатацию первый объект – спорткомплекс. На мой взгляд, неплохо получилось, то есть тот уровень, который должен быть, задан уже первым объектом. Много было споров, почему именно этот объект должен быть первым, но мы решили не совершать опять ошибку, дело в том, что наше государство всегда отставало в вопросах социальной инфраструктуры. А вот эти главные элементы технико-внедренческой зоны – люди, специалисты, профессионалы должны сами принять решение, что хотят сюда приехать. И это должно быть привлекательное место.

Почему в первую очередь строится непрофильный объект? Дело в том, что теперь специалисты сами выбирают, в какой город они приедут работать. Мы должны быть привлекательным местом, чтобы не случилось недостатка в кадрах. Привлекательным по экологии, по инфраструктуре, по качеству услуг. Люди больше не станут приезжать на пустое место. Школы, поликлиники, больницы, развлекательные и деловые комплексы будут вводиться в первую очередь.

Кроме спорткомплекса уже отстроен – полностью усилиями частных инвесторов – развлекательный комплекс "Юность". Это позитивный пример того, как инвестор поверил государству и вложил деньги. Сам. Получился такой многофункциональный комплекс. Рядом будет сдана поликлиника (2000 кв. метров), а в больничном городке ведется большая реконструкция, проектируется новый лечебный корпус. В первом квартале 2008 года запланирован ввод в эксплуатацию офисно-производственного комплекса для резидентов особой экономической зоны (40 000 кв. метров – размер крупного института). Сдается городок строителей с общежитием на 500 мест. Нам, с целью упорядочить все это, в конце концов целый город надо построить. К декабрю будет готово 5 000 квадратных метров жилья – это особый раздел проекта, потому что мы понимаем: для того, чтобы дать возможность компаниям-резидентам развиваться, нужно дать им возможность приглашать специалистов из разных городов нашей страны и зарубежья. Мы должны быть готовы достойно принять тысячи специалистов. Также начато строительство дорог, инженерных частей, построен большой водовод для обеспечения всей левобережной площадки. Сейчас оценивается проект по развитию железнодорожной, электро– и теплосетей и на право– и на левобережной площадке.

Рынок реагирует – и в Дубне появляются первые компании-резиденты, причем достаточно сильные, которые несут в себе задачи импортозамещения. Они действительно настроены отстаивать интересы государства и развивать бизнес.

На Ваш взгляд, какой тип жилья интереснее компаниям? Что выгоднее, чтобы заинтересовать сотрудников? Давать сотрудникам жилье в собственность как служебное или допустить свободный найм?

Что касается конкретно жилья, то у каждой фирмы собственные возможности. У кого-то есть средства, чтобы поддержать свой персонал, поэтому они производят софинансирование строительства. Другие не занимаются жильем – у них предусмотрены иные формы преференций сотрудникам. В Дубне мы начали уже реализовывать проект предоставления жилья молодым ученым. Таким образом в Дубне будут собраны разные компании и будут использоваться разные возможности для привлечения специалистов в особую экономическую зону. Некоторые компании предпочитают платить такую зарплату, чтобы люди могли и по ипотечным кредитам платить, и жить хорошо. Наша задача обеспечить компаниям и людям возможность выбора.

А какие проблемы и сложности были отмечены при создании российских особых экономических зон? И чего, на ваш взгляд, не хватает для повышения их эффективности?

Рано говорить об эффективности. Был даже такой период, когда мы не афишировали такой механизм, потому что хуже всего пригласить человека в чистое поле, где нет ни дорог, зданий, сетей, ничего… Не юрты же ставить! Просто у нас недостаточно опыта совместной работы с бизнесом, нет совместных инфраструктурных проектов. Поэтому из сложностей можно выделить, например, недостаточный опыт совместной работы государства и частных компаний в возведении инфраструктуры. Но вообще Дубна – один из первых проектов, который государство реализует в этом формате. Если уже был бы опыт в этой сфере, конечно, было бы проще.

Также следует отметить и наличие много слабых и спорных моментов в законодательстве. Не определены льготы, которые должно давать государство, плохо разработаны критерии, по которым компания может претендовать на поддержку.

Российское государство, обжегшись на молоке, дует на воду. Почти все предыдущие попытки создания особых экономических зон оканчивались неудачей. Вместо компаний, занимавшихся высокими технологиями, в зоне регистрировались нефтяники, чтобы платить меньше налогов. Потери государства были несоизмеримы с положительной отдачей. В этот раз государство поступило очень осторожно, предусматривая меньше льгот. Они есть, а вот достаточно ли их – еще рано говорить. Но государство и не стало привлекать резидентов до того, как будет готова инфраструктура. И когда мы подготовим почву – можно будет судить, насколько эффективна эта политика и как быстро территории зоны будут заполняться. Посмотрим, какие и сколько компаний придут в зону. Не совсем понятно даже по какому критерию оценивать эффективность. По валу? По производству? По технологиям? Но может быть компания, которая является филиалом, сидит "на смете" и вообще производства у нее нет. Может быть 2-3 человека, производства у них своего нет, но они стоят всего этого. Надо судить по эффективно работающим компаниям, а не просто "сидящим". Вообще поддержка инновационного бизнеса – это серьезный инструмент государства для поднятия национальной конкурентоспособности. Очень трудно уловимые индикаторы все это с точки зрения нашей статистики. Вообще, конечно, пока инвестирует государство, но по идее 3/4 инвестиций должны вкладываться частными инвесторами. Вот этого не хватает. Так задумывалось, так планировалось. Если в зонах действительно будут научно-технические компании, если государству удастся удержать этот формат, чтобы достигнуть целей, которые ставились, когда создавалась особая экономическая зона, то зона будет эффективна. Во всем мире они эффективны. Мы ничем не хуже других. Вот что парадоксально – сейчас нам необходимо учиться у тех стран, которые были только в начале пути, когда Советский Союз считался одним из флагманов технологий. У них наработан тот самый недостающий нам опыт по взаимодействию науки, государства и частного бизнеса.

Каким требованиям должна соответствовать компания, желающая получить регистрацию в особой экономической зоне в Дубне?

Да никаких требований нет. Я понимаю намек, содержащийся в этом вопросе – требования по специализации. Требований по специализации к компаниям нет. Мы понимаем, что в Дубне все равно сложатся кластеры компаний в ядерно-физической сфере и сфере нанотехнологий. Сложится кластер в области информационных технологий. Сложится, видимо, кластер в области биотехнологий. Кластеры – это особые формы взаимодействия и власти, и компаний.

Компания должна быть зарегистрирована в самой зоне, например – в Дубне. Это должна быть отдельная фирма, а не её представительство. Основным профилем этой фирмы должно быть ведение технико-инновационной деятельности: разработка и испытание наукоемкого продукта, то есть именно разработка, испытание, но не производство. Разработка схем, технологий. Конечно же, не мы, а само предприятие определяет для себя вид деятельности, но оно обязаны предоставить нам соответствующий законодательству "Об особых экономических зонах" бизнес-план. У нас есть экспертный совет, который рассматривает эти бизнес-планы на соответствие законодательству. Далее предприятие должно расширять бизнес-план. Какие требования вводит законодатель – такие и есть.

Сейчас идут разговоры о том, чтобы расширить права компаний и разрешить им серийное производство научно-технического продукта на территории особых экономических зон. Я сторонник разрешить производство той продукции, которая разработана в зоне.

А какие компании более приветствуются: те, которые уже состоялись в бизнесе и планируют развивать в зоне одно из новых направлений или те, которые создаются "с нуля"?

Мы обязаны обеспечить поддержку любому бизнесу, любой компании, деятельность которой укладывается в рамки закона "об особых экономических зонах". Наша задача – дать возможность развиться бизнесу любого возраста. Просто важно, чтобы государство дало возможность этим компаниям развивать технологии. Мы можем помочь стать более эффективной крупной корпорации или взрастить много маленьких фирм. Я не могу определить, что для нас важнее – разумеется, развитие уже состоявшейся компании более быстрый путь повышения конкурентоспособности. Но вот, например, в маленькой организации трудятся всего два человека. А они, может быть, создают новое техническое направление в прикладной науке! Поэтому противопоставлять мы ничего не собираемся. И как тут говорить о предпочтениях, возрасте и размерах? Эти маленькие компании могут поднять известность России! Технологии поднять. Не знаю, что важнее. Важно и то, и другое.

Другое дело, что важнее для нас: западные "бренды" или российские компании? Мы приветствуем не только российские компании, но и западные корпорации с известными брендами, которые согласны работать в особых экономических зонах. С одной стороны, западные корпорации являются сильными конкурентами. С другой стороны, они приносят в Россию давно устоявшуюся культуру, культуру бизнеса и многолетний опыт частных исследований и инноваций. У них очень многому можно научиться – и нам необходимо брать их уроки. Развивать сотрудничество, взаимодействовать. Ведь общеизвестно – нет национальной науки (нельзя же сказать "советская химия", "советская физика"), а есть общая сумма знаний, которые хранят и используют люди по всему миру и в разных местах. Наука не может развиваться в изоляции. Но есть минусы, так как капитализация западных компаний, основные технологии – все остается там. А для наших компаний – это дом, здесь надо адаптироваться, удерживать людей, конкурировать. Надо работать, исходя из этого понимания, потому что мы всего за весь мир, разумеется, не придумаем. Одна страна не сможет сделать глобальную вещь: например, в проведении космических исследований многие страны объединились.

Какую поддержку может оказывать администрация особых экономических зон компаниям, являющихся резидентами этих зон?

Вы, наверное, говорите о маленьких компаниях. Мы не просто "оказываем поддержку", государство создает инструменты для такого инвестирования, например, Фонд Бортника. Сейчас активно создаются другие инструменты, ориентированные на решения подобных задач рыночным путем: венчурные фонды и управляющие компании. Они готовы прийти в особую экономическую зону и ожидают возникновения в Дубне проектов, нуждающихся в венчурном финансировании. Это не чиновники должны решать, кому давать, кому не давать. Наша задача только привлечь все эти "инструменты" в особую экономическую зону. Заинтересовать инвестированием в эти проекты, помогать инвесторам находить интересные проекты.

Но государство больше не собирается становиться в роли финансирующей стороны для прикладной науки (другое дело – фундаментальная наука). Прямое участие государства сильно перекашивает конкурентное поле, поэтому нужны более тонкие подходы и методы поддержки.

Планируются ли к реализации в Московской области какие-то специальные программы, направленные на стимулирование инновационной активности молодежи?

Есть молодежь, которая видит себя в качестве специалистов. Какое молодежи нужно стимулирование? Создание условий! И стимулирование – это создание рабочих мест и доступное жилье. А если молодежь, которая стремится к предпринимательству, видит себя в бизнесе (это другой психологический склад), то для них необходимы бизнес-инкубаторы. Последние – это очень распространенная европейская практика. На Западе молодому предпринимателю дают деньги на исследование рынка, на регистрацию предприятия, помогают подготовить бизнес-план… У нас в стране меры поддержки более умеренные.

Какое место, на Ваш взгляд, в этой деятельности должны занять молодежные общественные объединения из сферы науки и образования?

Если молодежь видит, что она может чем-то помочь в этом процессе, а это, прежде всего, "связывание ниточек" – установление контактов между работодателями и соискателями, бизнесом и инвесторами – то её объединения с удовольствием включаются в процесс. Нужно дать молодежи по всей стране возможность выбора, дать информацию о том месте, где востребован юный специалист. Молодые люди, переехавшие в особую экономическую зону, нуждаются в поддержке и помощи, в адаптации. И в этом тоже могут помочь уже существующие на этом месте объединения их сверстников.

Что бы Вы могли пожелать посетителям "Интернет-портала интеллектуальной молодежи" http://ipim.ru/ ?

Многие живут только тем, что "скоро будет", а жизнь проходит… Так вот я хотел бы пожелать, чтобы сегодня мы, а завтра уже вы, находили такие пути, чтобы жизнь складывалась сегодня, чтобы она приносила удовлетворение. И я уверен, что эта задача достижима, если наука в нашей стране будет сильнее, то и компании в ней будут сильнее. И тогда будет в нашей стране выбор: не жить плохо или уехать, а жить так, чтобы заниматься любимым делом и при этом жить достойно. Будьте мудрыми и старайтесь всегда делать правильный выбор! А если сомневаетесь – не бойтесь попросить совета.

Беседовал Андрей Тамонов

автор материала: Сидоренко Валерий Геннадьевич

« к началу страницы