Интернет-портал интеллектуальной молодёжи
Главная     сегодня: 28 марта 2017 г., вторник     шрифт: Аа Аа Аа     сделать стартовой     добавить в избранное
Новости Мероприятия Персоны Партнеры Ссылки Авторы
Дискуссии Гранты и конкурсы Опросы Справка Форум Участники


 



Опросов не найдено.




Все права защищены и охраняются законом.

Портал поддерживается Общероссийской общественной организацией "Российский союз молодых ученых".

При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на http://ipim.ru обязательна!

Все замечания и пожелания по работе портала, а также предложения о сотрудничестве направляйте на info@ipim.ru.

© Интернет-портал интеллектуальной молодёжи, 2005-2017.

  Персоны « вернуться к списку версия для печати

Онищенко Евгений Евгеньевич
Организатор междисциплинарного сайта Scientific.ru, сотрудник Физического института РАН

"К положительным аспектам реформирования нужно отнести прежде всего то, что государство, наконец, обратило внимание на науку и образование и начало предпринимать какие-то действия в стремлении вывести эти важнейшие сферы жизни современного общества из кризиса"

07 марта 2007

Организатор  междисциплинарного сайта  Scientific.ru, сотрудник Физического института РАН Онищенко Евгений Евгеньевич
Организатор междисциплинарного сайта Scientific.ru, сотрудник Физического института РАН Онищенко Евгений Евгеньевич
Евгений Онищенко, один из организаторов междисциплинарного сайта Scientific.ru , автор научно-популярных новостей, создатель информационной системы по научным семинарам России. Окончил Московский инженерно-физический институт (факультет экспериментальной и теоретической физики). С 1994 г. по настоящее время работает в Физическом институте Российской академии наук, специализируется в области исследования низкоразмерных полупроводниковых структур.

Евгений, расскажите, пожалуйста, об истории создания Scientific.ru, когда и как возникла идея организации подобного Интернет-ресурса, кто и при какой поддержке начал ее реализовывать?

Идея cоздать научно-популярный сайт Scientific.ru родилась осенью 2000 года. Он был задуман сотрудником Института ядерных исследований РАН Борисом Штерном как достаточно крупный междисциплинарный проект, который мог бы, с одной стороны, способствовать популяризации науки, а с другой – непосредственно работать на научное сообщество. Борис Штерн заинтересовал этой идеей нескольких научных сотрудников, которые и занялись созданием сайта. Небольшие деньги на это дело были выделены в качестве спонсорской помощи издательством "Тровант". В декабре 2000 г. Scientific.ru был открыт, и практически в то же время в небольшой коллектив влился и я. Некоторое время мы жили вообще без всякой финансовой поддержки, а затем определенные направления нашей деятельности были поддержаны Российским фондом фундаментальных исследований. Но часть работы по-прежнему ведется на сугубо добровольной основе, на энтузиазме.

Участие в дискуссиях, обсуждение проблем реформы науки и образования на форуме Scientific.ru – это некая общественная деятельность, для ведения которой всегда необходимо быть в курсе последних событий и нововведений в этой сфере, что, безусловно, требует значительных временных затрат. Насколько эффективно активные пользователи Scientific.ru могут совмещать свою научную и общественную деятельность, не мешает ли одно другому?

Помимо собственно рабочего времени есть, условно говоря, свободное время – вечера, выходные. И ту или иную часть этого времени человек может посвящать общественной деятельности. Так что сильно одно другому не мешает. В то же время понятно, что, не занимаясь общественными делами, можно было бы уделять больше времени исследованиям или просто отдыхать и лучше высыпаться, что также могло бы косвенно положительным образом сказаться и на научной работе. Но нельзя не учитывать и другого: наша наука в кризисе и есть множество вещей, которые мешают нормально заниматься научной деятельностью в России. А момент сейчас переломный – пошло реформирование научной сферы, и от того, пойдут ли реформы по разумному пути или, по меткому выражению Черномырдина, "получится как всегда", зависит очень многое. Поэтому можно рассматривать общественную работу сейчас как своего рода вложение времени и сил в то, чтобы в будущем и ты сам, и твои коллеги могли заниматься наукой в России в нормальных условиях, а не думать об эмиграции или уходе в другие сферы деятельности.

Сколько активных пользователей Scientific.ru существует в настоящее время, какова возрастная структура активных участников, насколько широка география активных пользователей?

Если говорить о достаточно активных участниках дискуссий о реформе науки и образования, то их несколько десятков. Географически представлена фактически вся наша страна – от Санкт-Петербурга до Владивостока, есть и ученые, постоянно проживающие за рубежом. Что касается возраста, то и тут охват широк – некоторым еще нет тридцати, а иным уже за семьдесят. Но больше всего людей в возрасте 30-40 лет. Наверное, это не удивительно: с одной стороны, эти люди еще достаточно молоды и активны, с другой – уже имеют определенный опыт; естественно, они задумываются о том, как и в каких условиях им предстоит жить и работать в ближайшие десятилетия.

Расскажите, пожалуйста, о себе, о том, как Вы пришли в науку, сфере научных интересов, а также о том, что побудило лично Вас заняться общественной деятельностью?

Через увлечение астрономией. Еще в младших классах я начал читать научно-популярные книжки по астрономии. Конечно, многого я там не понимал, но было интересно, я научился находить известные звезды и созвездия. Позже я пришел в астрономический кружок в московском Дворце пионеров, где занимался астрономией уже более систематически. В старших классах довелось съездить с группой кружковцев в Крымскую обсерваторию и в Специальную астрофизическую обсерваторию, где находился крупнейший в мире (на тот момент) телескоп. В этих поездках довелось непосредственно познакомиться с буднями ученых и даже немного поучаствовать в рутинной работе. Хотя я и не стал астрономом (занимаюсь сейчас физикой полупроводниковых наноструктур), но все равно стараюсь по мере возможности следить за тем, что интересного происходит в астрономии и астрофизике.

Собственно деятельностью, связанной с проблемами реформы науки, я занялся одновременно с группой посетителей сайта, когда в начале осени 2004 года была обнародована "Концепция участия Российской Федерации в управлении государственными организациями, осуществляющими деятельность в сфере науки". Эта Концепция вызвала широкое неприятие в научной среде и мы начали готовить открытое письмо протеста, адресованное премьер-министру М.Е.Фрадкову, и собирать под ним подписи. А затем естественным образом возник вопрос – если так плохо, то как хорошо?

Какие конкретные практические результаты были достигнуты в результате дискуссий на Scientific.ru? Каким образом строится взаимодействие с государственными структурами, например, с Министерством образования и науки РФ? Насколько серьезно представители государственных структур относятся к предложениям, которые высказываются на Scientific.ru?

Пока в основном идет подготовка и проработка предложений по различным вопросам, но некоторые рекомендации уже пошли в дело. Так, при определении порядка начисления стимулирующих выплат научным работникам РАН за основу были взяты именно наши предложения. Совместный приказ РАН, Минобрнауки и Минсоцздравразвития о стимулирующих выплатах был издан в конце прошлого года, и во многих институтах уже идет подготовка к началу выплат. Это означает, что наиболее активно и результативно работающие ученые смогут получить существенный довесок к зарплате. Также наши представители принимали участие в подготовке Федеральной целевой программы "Научные и научно-педагогические кадры инновационной России", которая в настоящее время рассматривается правительством.

В результате дискуссий мы вырабатываем предложения по тому или иному вопросу, которые публикуем в электронных или печатных СМИ, докладываем на круглых столах, направляем в заинтересованные ведомства – РАН, Минобрнауки. Никаких формальных механизмов взаимодействия с ними у нас нет.

РАН пока не реагировала на наши предложения. Минобрнауки, как сказал выше, восприняло некоторые предложения и вообще обратило внимание нашу деятельность, следствием чего стало включение наших представителей в Межведомственную комиссию по подготовке ФЦП по кадрам. К сожалению, наиболее важные наработки, касающиеся резкого увеличения доли грантового финансирования в бюджете гражданской науки, поддержки исследований мирового уровня, пока остаются невостребованными. Руководство РАН, похоже, принципиально не поддерживает идею резкого расширения объема грантового финансирования, а Минобрнауки, выражая принципиальную поддержку упомянутых предложений, не предпринимает пока никаких конкретных действий, чтобы начать осуществлять их в самое ближайшее время. Конечно, мы и дальше будем стараться убеждать все заинтересованные государственные органы в том, что это не те вопросы, которые можно откладывать на будущее.

Какие аспекты реформирования сферы науки и образования, на Ваш взгляд, можно отнести к положительным, а какие – к отрицательным?

К положительным аспектам реформирования нужно отнести прежде всего то, что государство, наконец, обратило внимание на науку и образование и начало предпринимать какие-то действия в стремлении вывести эти важнейшие сферы жизни современного общества из кризиса. Причем речь идет не только об увеличении финансирования науки и образования (немалые средства выделены на нацпроект "Образование", на пилотный проект совершенствования системы оплаты труда в Российской академии наук), но и о выработке системы организационных и финансовых мер. Естественным образом это активизировало дискуссии внутри научного сообщества о том, какой должна стать российская наука, в какую сторону следует двигаться. И это, конечно, тоже важный положительный аспект реформирования, поскольку от того, какой путь будет выбран, зависит, будет ли у России сильная наука или нет, а правильный выбор невозможно сделать без учета мнения самого научного сообщества.

Наиболее важной отрицательной стороной начавшегося процесса является возникшее у многих ощущение нестабильности. Люди не знают, что будет дальше, и боятся, что все разговоры о реформах – лишь прикрытие планов разрушения Академии и распродажи академической собственности. Снять подобные опасения может только максимальная открытость процесса подготовки документов по реформированию науки и постоянный диалог верхов с научной общественностью.

Как Вы оцениваете нововведения, согласно которым кандидатура Президента Российской академии наук должна утверждаться Президентом РФ, а устав Российской академии наук – Правительством РФ?

Я отношусь к этому вполне нормально, поскольку Российская академия наук является организацией, финансируемой из государственного бюджета

Что, на Ваш взгляд, необходимо в первую очередь изменить в сфере науки и образования, кроме денежных факторов, чтобы молодежь была заинтересована работать в этой сфере?

Увеличение зарплат, расходов на научное оборудование, подписку на научные журналы и т.д. должно происходить, но, действительно, есть и другие, очень важные, вещи. В первую очередь, необходимо воссоздание активной и продуктивной научной среды. Молодой ученый должен видеть сильных руководителей, работающих на высоком уровне и решающих серьезные задачи, в группы которых ему хотелось бы попасть, он должен видеть работающих рядом молодых и активных научных сотрудников. У него должна быть возможность посещать хорошие, "боевые" семинары, ездить на интересные научные школы и конференции.

Может быть, это выглядит несколько утопично, но, если вдуматься, ничего невозможного в этом нет: вполне представим ряд мер, который будет способствовать движению в этом направлении. Это, во-первых, ставка на приоритетную поддержку активных, опытных ученых. Во-вторых, это максимальная прозрачность научной среды – публикация информации обо всех научных работниках на Интернет-сайтах институтов и лабораторий, чтобы студенты, аспиранты и молодые ученые могли знакомиться с ней и видеть, кто есть кто, где идет активная работа, а где есть лишь блеск старых регалий. В-третьих, это повышение мобильности научных сотрудников – обеспечение возможности перехода из одной лаборатории или одного института в другую лабораторию или другой институт, что позволит естественным путем усиливать и создавать работоспособные группы и лаборатории и ликвидировать группы и лаборатории неработоспособные. Поскольку сейчас идет сокращение штатов, то штатным сотрудникам следует дать возможность переходить из одного места в другое со своей ставкой. Можно, конечно, назвать и еще ряд мер. Как нетрудно заметить, их реализация не потребует значительных финансовых затрат – было бы желание.

Одной из распространенных форм финансирования научных исследований являются гранты. Однако зачастую средства многих грантов превращаются лишь в некую форму надбавок к зарплатам, не выполняя стимулирующую функцию по развитию научных исследований. Каким образом, на Ваш взгляд, можно решить данную проблему?

Нельзя сказать, что грантовое финансирование сейчас совсем не выполняет своих функций, но, конечно, при нынешнем размере российских грантов их нельзя считать действительно эффективным инструментом поддержки научных исследований. Поскольку мировая практика показывает, что грантовое финансирование является наиболее эффективным инструментом поддержки небольших научных групп, то вывод однозначен: необходимо уже со следующего года начать резкое увеличение доли грантового финансирования в бюджете гражданской науки. Это позволит в короткие сроки довести размер грантов до минимально разумного. Кроме того, необходимо уделить самое серьезное внимание повышению качества экспертизы в грантовых агентствах (Российском фонде фундаментальных исследований, Российском гуманитарном научном фонде и др.). Если это будет сделано, то нам уже не придется говорить о том, что в нашей стране гранты – это всего лишь "средство поддержки штанов".

Кроме того, нам представляется разумным также, не дожидаясь повышения среднего размера гранта до приемлемого уровня, организовать проведение специального конкурса по поддержке исследований мирового уровня, в котором размер грантов уже сейчас был бы сопоставим с тем, что есть на Западе. Понятно, что желание получить такие гранты было бы очень велико, поэтому, в целях противодействия лоббизму и использованию административного ресурса, следовало бы ввести специальный этап предварительного отбора участников конкурса на основе использования общепринятых наукометрических показателей, а к экспертизе привлечь иностранных экспертов. Такой конкурс позволил бы остановить отток лучших и наиболее авторитетных российских ученых за границу, а также позволил бы тем из них, кто работает в основном за рубежом, часто бывая в России лишь наездами и лишь формально числясь научными сотрудниками российских институтов, начать активную работу (в том числе и формирование научных групп) в России. Почему это важно, ясно из ответа на предыдущий вопрос.

Как Вы считаете, возможно ли в современных российских условиях предпринять определенные меры, способствующие постепенному возвращению представителей российской науки, уехавших на работу за рубеж, или "точка невозврата" для большинства из них уже пройдена?

Масса российских ученых, работающих за рубежом, весьма неоднородна: это и множество аспирантов и постдоков, и определенное число людей, занявших постоянные позиции в приличных западных научных центрах. И, в зависимости от того, о какой из этих категорий мы говорим, выводы будут разные. Если говорить о тех, кто уехал уже давно и получил постоянную позицию, приобрел себе недвижимость, чьи дети учатся в западных университетах, то не стоит рассчитывать на возвращение хоть сколько-нибудь значительной части таких людей даже в самом благоприятном случае. Возможно, десятки, может быть, даже сотни таких зрелых ученых, видя, что обстановка в России меняется к лучшему, будут готовы рискнуть и еще раз резко изменять свою жизнь. Уже и это было бы серьезным подспорьем для ослабленной российской науки. Иное дело – молодые исследователи, постоянных позиций не имеющие. Тут гораздо больше шансов на возвращение в случае изменений к лучшему.

К слову сказать, в развитых странах периодическая смена места работы (в том числе и отъезд на временную работу за границу) является нормой научной жизни. Поэтому нам нужно стремиться не к тому, чтобы молодые ученые не уезжали за границу, а к тому, чтобы поток уезжающих на работу за рубеж ученых компенсировался бы потоком не менее квалифицированных ученых, приезжающих на работу в Россию.

На Ваш взгляд, каким образом должно строится эффективное взаимодействие представителей власти и научной общественности, какие конкретные механизмы для этого нужно применить? Как Вы оцениваете в этом контексте недавнее создание Общественного совета при Министерстве образования и науки РФ? Какое место, на Ваш взгляд, в этой деятельности должен занимать Российский союз молодых ученых?

Эффективное взаимодействие требует активного и ответственного участия обеих сторон. От власти требуется в первую очередь максимальная открытость: подготавливаемые проекты всех важных документов должны публиковаться в Интернете и становиться предметом широкого общественного обсуждения. От общественности требуется готовность подвергать эти документы серьезной оценке и жестко и аргументировано отстаивать свою позицию. Я не могу сказать, какие механизмы окажутся наиболее эффективными – комиссии с участием общественности, экспертные и общественные советы или что-то еще – практика покажет. Но знаю одно: влияние научной общественности на процесс принятия решений действительно эффективным может стать лишь в том случае, если будет идти процесс ее самоорганизации. Необходимо создание независимых от властей общественных организаций, выражающих интересы научных работников (или какой-то их части). Если такие организации станут авторитетными и массовыми, то их мнение уже нельзя будет игнорировать, и они, наверное, существенно обогатят палитру мнений, высказываемых сейчас традиционными "игроками": руководством РАН и МОН, Союзом ректоров, профсоюзами.

Создание Общественного совета при МОН я рассматриваю как шаг руководства МОН в поиске новых форм взаимодействия с общественностью. Будет ли этот шаг удачным или нет – покажет время.

Одной из авторитетных и массовых общественных организаций, о которых говорилось выше, может стать Российский союз молодых ученых. Насколько я знаю, у него имеется достаточно разветвленная региональная сеть, и, как никакая другая организация, он может уже сейчас использовать свои силы и возможности для привлечения внимания региональных властей к проблемам науки и образования.

Что бы Вы хотели пожелать посетителям Интернет-портала интеллектуальной молодежи?

Быть оптимистами и понимать, что надеяться нужно прежде всего на свои силы и способности.

Интернет-портал интеллектуальной молодежи

« к началу страницы